Маяковский стихи с матом про любовь

Это просто развитие темы в совершенно другом направлении. Матерные стихи в своем арсенале имеют и Пушкин, и Есенин, и Маяковский. В обе дырки гляди - не поймай сифилис. Вдруг тело поднимает голову и отвечает: - А вам-то, блин, какое дело? Мы любим парад, нарядную песню. А те бляди - лгущие, деньги сосущие, ебать не дающие - вот бляди сущие, мать их ети! Там с Люсиндой веселей! Это всё так, метафора и троллинг, а вообще-то он тогда был и. Грезил он о далеком Тбилиси, О прозрачном и сладком вине, И заоблачно-яркие выси Смутно видел в засрАтом окне... Что, собственно, и требовалось, и футуристы некоторое время ловили и печатались. Пусть все Ваши мечты сбываются! Мальчонка допивал остатки морса, на землю опускался летний зной...

Последний, 1930 год выдался так и вовсе швах. Я средь женщин тебя не первую… Немало вас, Но с такой вот, как ты, со стервою Лишь в первый раз. Да и вообще у Летова обыгранных строчек из Маяковского — море. Могу я часами ебать и! К рабочему надо идти серьезней — недооценили их мы. Довольно жить законом, Данным Адамом и Евой! Говорим красиво, выходя на митинг. «Эй, онанисты, кричите «Ура!

А то будешь перед врачами корчиться! Впрочем, в стиле «им нельзя, а мне, , можно» присутствуют чуть ли не во всех креативах Маяковского. Оно в груди — любому известно! Кучка молодых человеков с быстро просекла фишку, что таким образом можно самоутвердиться путём втаптывания в грязь и «старого» короче, вообще всего искусства. Могу я часами ебать и! Когда р-р-революционный футуристический порыв у Маяковского прошёл, выяснилось, что кругом, вообще-то, гражданская война, да и вдали от фронтов новые власти благополучно. Мне все равно, кто подо мной - жена министра или уборщица.

Нас не заманишь титькой мясистой! Так мать — Россия возрождалась И становилась все сильней. И в минуты высшего счастья тоска по Родине не покидает его: Шаганэ ты моя, Шаганэ! Два ведь бред это, не сочиняли такого великие поэты. Правильный вариант: Пой же, пой! Не совратишь нас Пиздовою плевой! Маяковский: А вы могли бы?